• Приглашаем посетить наш сайт
    Шмелев (shmelev.lit-info.ru)
  • Cлово "ОТНОШЕНИЕ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ОТНОШЕНИИ, ОТНОШЕНИЯ, ОТНОШЕНИЮ, ОТНОШЕНИЙ

    1. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 3. Модель романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.
    Входимость: 19.
    2. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 4. Романтическая поэма как жанр.
    Входимость: 16.
    3. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 6. Романтические поэмы Лермонтова
    Входимость: 15.
    4. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Заключение
    Входимость: 15.
    5. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 10. О романтической двуплановости
    Входимость: 14.
    6. Купреянова Е. Н. Баратынский
    Входимость: 14.
    7. Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов. РАЗРЫВ С КРУГОМ КИРЕЕВСКОГО
    Входимость: 12.
    8. Хитрова Д. Литературная позиция Баратынского и эстетические споры конца 1820-х гг.
    Входимость: 12.
    9. Кулагин А. В. Пушкинский замысел статьи о Баратынском.
    Входимость: 10.
    10. Белинский В. Г. Стихотворения Баратынского
    Входимость: 10.
    11. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 5. Поэмы Баратынского.
    Входимость: 9.
    12. Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов. СБЛИЖЕНИЕ С И. В. КИРЕЕВСКИМ. «ЕВРОПЕЕЦ»
    Входимость: 9.
    13. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 13 Романтическая поэтика в свете иронии
    Входимость: 9.
    14. Медведева И. Ранний Баратынский. ПЕТЕРБУРГ 1820-Х ГОДОВ
    Входимость: 8.
    15. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 9. На пути к диалогическому конфликту
    Входимость: 8.
    16. Машевский А. Баратынский (14-ая глава из книги "Крупнейшие русские поэты")
    Входимость: 8.
    17. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. "Кавказский пленник"
    Входимость: 7.
    18. Семенко И. М.: Баратынский. Поэты пушкинской поры.
    Входимость: 7.
    19. Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов. МУРАНОВО. ХОЗЯЙСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БАРАТЫНСКОГО
    Входимость: 7.
    20. Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов. МОСКОВСКИЕ ЛИТЕРАТУРНО-ФИЛОСОФСКИЕ САЛОНЫ. ЖУРНАЛ «МОСКОВСКИЙ НАБЛЮДАТЕЛЬ»
    Входимость: 6.
    21. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 8. Трансформация романтической коллизии
    Входимость: 6.
    22. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. «Цыганы»
    Входимость: 6.
    23. Ромащенко С. А. К вопросу о жанровой идентификации и горизонте читательского ожидания (Е. А. Баратынский «Осень»)
    Входимость: 6.
    24. Вацуро В. Э. Е. А. Баратынский
    Входимость: 6.
    25. Е. А. Баратынский. История русской литературы в 4 томах.
    Входимость: 6.
    26. Бочаров С. Г. «Обречен борьбе верховной.» (Лирический мир Баратынского). Часть 2
    Входимость: 6.
    27. Хетсо Г. Евгений Баратынский: жизнь и творчество. а) Литература на русском языке.
    Входимость: 6.
    28. Дарвин М. Н.: Художественный мир "Сумерек" Боратынского
    Входимость: 6.
    29. Козубовская Г. П. Поэзия Е. А. Баратынского : "несостоявшийся диалог"
    Входимость: 6.
    30. Бочаров С. Г. Баратынский Е. А.
    Входимость: 5.
    31. Семенко И. М.: Баратынский. Поэты пушкинской поры. Страница 2
    Входимость: 5.
    32. Купреянова Е. Баратынский тридцатых годов. ЗАГРАНИЦА. СМЕРТЬ
    Входимость: 5.
    33. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. «Братья разбойники» и «Бахчисарайский фонтан»
    Входимость: 5.
    34. Наложница
    Входимость: 5.
    35. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 12. Романтическая коллизия на исторической и народной почве
    Входимость: 5.
    36. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Введение
    Входимость: 4.
    37. Потапова Е. А. Боратынский и литературная Москва
    Входимость: 4.
    38. Хитрова Д. Ода как мадригал:к описанию одного стихотворения Баратынского
    Входимость: 4.
    39. Гельфонд М. М. Слово в поэтическом мире Боратынского (1830-1840-е годы)
    Входимость: 4.
    40. Бочаров С. Г. «Обречен борьбе верховной.» (Лирический мир Баратынского). Часть 3
    Входимость: 4.
    41. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. 1825
    Входимость: 4.
    42. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. 1821
    Входимость: 4.
    43. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. Часть 3. Комментарии
    Входимость: 4.
    44. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 7. Ранняя проза Бестужева-Марлинского
    Входимость: 3.
    45. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. Москва
    Входимость: 3.
    46. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 11. О драме Лермонтова «Маскарад»
    Входимость: 3.
    47. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. Поэт
    Входимость: 3.
    48. Медведева И. Ранний Баратынский. ДЕТСТВО, КОРПУС, ДЕРЕВНЯ (1800 — 1818)
    Входимость: 3.
    49. Эда
    Входимость: 3.
    50. Юхнова И. С. Поэма Е. А. Боратынского "Цыганка" и процесс разрушения жанра романтического поэмы.
    Входимость: 3.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 3. Модель романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.
    Входимость: 19. Размер: 94кб.
    Часть текста: ТРЕТЬЯ «Успехи посреди нас поэзии романтической» (Модель романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.) Те «успехи посреди пас поэзии романтической», о которых говорил Вяземский в знакомой нам уже рецензии на «Кавказского пленника» и перевод байроновского «Шильонского узника», стали еще более очевидными при распространении романтического движения вширь и особенно при появлении большого количества поэм. Во второй половине 20-х — в начале 30-х годов усилиями писателей, выступивших за Пушкиным, русская поэма выработала главные моменты романтического конфликта. Конфликт был заострен и в какой-то мере упрощен — обычная участь художественных решений при переходе от великих первооткрывателей в массовую литературу. Но это — в сравнении с Пушкиным. Вообще же романтическая поэма в таких образцах, как «Войнаровский» Рылеева или «Чернец» Козлова, не так проста. Ее особая сложность еще не распознана; между тем она ведет к важным моментам поэтики романтизма, и общность последних тем важнее, что она глубинно связывает друг с другом произведения, которые по тематическим и иным моментам принято главным образом противопоставлять (так противопоставляются упомянутые поэмы Рылеева и Козлова) 1 . Постараемся же подробно описать моменты конфликта, детализируя тот схематический набросок, который был нами дан в самом начале главы о Пушкине. Поскольку...
    2. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 4. Романтическая поэма как жанр.
    Входимость: 16. Размер: 85кб.
    Часть текста: Более очевидна связь романтической поэмы с балладой; на это обратил внимание еще В. М Жирмунский, говоря о поэмах Вальтера Скотта, который «сохраняет традиционные особенности балладного жанра: его отрывочность, недосказанность, вершинность, смешение драматических сцен и диалога с лирическим рассказом, лирическую манеру повествования» 1 . Добавим к этому, что для романтической поэмы оказалось весьма важным и заостренное балладным жанром — вспомним «Людмилу»( 1808) или «Эолову арфу» (1815) Жуковского — противостояние героя установившимся моральным нормам, традициям, нарушение им этических и религиозных запретов и т. д. Обо всем этом уже много писалось 2 . Не менее важна связь романтической поэмы с элегией и дружеским посланием, о чем мы поговорим специально. Но прежде всего подчеркнем: это проблема не только происхождения интересующего нас одного жанра, но и предромантических основ романтической поэмы, а вместе с нею и всего романтического направления. Другими словами, мы вновь (как и в главе 1)должны обратиться к некоторым предпосылкам и истокам романтической поэтики в русской литературе. Собственно, связь романтической поэмы с сентиментальной и меланхолической элегией была замечена с первых шагов нового направления, Пушкин упоминал об «элегических стихах» в «Кавказском пленнике» и фактом отдельного опубликования (1823) отрывка «Я пережил спои желанья», первоначально предназначавшегося для поэмы, демонстрировал возможность передвижения текста из ряда элегического монолога персонажа в ряд самостоятельных элегий. В позднейшие времена связь элегии с романтической...
    3. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 6. Романтические поэмы Лермонтова
    Входимость: 15. Размер: 84кб.
    Часть текста: годов, ко времени завершения зрелых поэм Лермонтова. Вместе с ними завершилась почти двадцатилетняя художественная традиция. «Демон» и «Мцыри», — писал Б. М. Эйхенбаум, — закончили собою историю русской романтической поэмы, ведущей свое происхождение от Жуковского (исследователь имеет в виду его перевод «Шильонского узника». — Ю. М.) и Пушкина» 1 . «Мцыри» и «Демон» — «последние классические образцы русской романтической поэмы» 2 , — отмечал Д. Е. Максимов. «Прежде чем русская романтическая поэма уступила место реалистической прозе, ей удалось, догорая, вспыхнуть ярким пламенем, — писал А. Н. Соколов. — ...«Мцыри» и «Демон» и были этой последней вспышкой романтического эпоса...» 3 У. Р. Фохт во многих своих работах подчеркивал высшую, синтетическую форму романтических поэм Лермонтова 4 . Завершенность традиции выразилась в самой поэтике лермонтовских произведений, несшей в себе память о многолетней истории возведения, достраивания и перестройки здания романтической поэмы. И то, что эта история привела к двум таким произведениям, как «Мцыри» и «Демон», означало: в самой двухвершинности русской романтической поэмы запечатлелась вариантность ее итогового смысла, какая — мы увидим ниже. Вместе с тем этот смысл и эта завершенность, выходя за рамки одного жанра, соотносимы с судьбой всего русского романтизма, поскольку, как уже говорилось, именно поэма представляет его движение непрерывно-последовательно, от начала до высшей кульминационной точки. «Мцыри» В общем рисунке «Мцыри» (1839, опубл.: 1840) вновь проступают контуры романтического конфликта,...
    4. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Заключение
    Входимость: 15. Размер: 58кб.
    Часть текста: не менее ничего нет пагубнее в понимании искусства, чем прямое выведение эстетических явлений из наличного соотношения социальных сил и из исторической конъюнктуры, так как при этом игнорируется конвенциональность собственно художественного ряда. Поэтому еще раз повторим: романтическая коллизия — это вовсе не проекция в художественную плоскость какого-либо политического или социального «конфликта», но прежде всего соотношение персонажей друг с другом и с образом автора (повествователя). Романтическая коллизия строилась на особой постановке центрального персонажа, на особом роде его превосходства над другими персонажами — в отдельности, над фоном, окружением — в целом. И решающими оказывались не какие-либо высокие качества этого персонажа, взятые статично (обычная недифференцированность наших представлений о романтизме, когда «разность» героев и превосходство одного над многими абсолютизируются и выдаются за единственный решающий фактор), но его способность пережить определенный духовный процесс — процесс отчуждении, с более или менее повторяющимися типическими стадиями (наивно-гармонические отношения вначале, разрыв с обществом, бегство и т. д.). Этот процесс включает в себя часто преступление, «месть»; во всяком случае он всегда двузначен в моральном смысле, даже и тогда, когда персонаж избегает излишества мести, когда цели его одомашниваются, мотивировка отчуждения конкретизируется (как, скажем, в «Чернеце») и т. д. Все это...
    5. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 10. О романтической двуплановости
    Входимость: 14. Размер: 55кб.
    Часть текста: категориями романтиков и, соответственно, их исследователей. Приведем слова Л. А. Бестужева-Марлинского. Сопоставляй литературу доромантическую и романтическую, он писал в 1833 году: «Я назвал бы первую литературой судьбы, вторую—литературой воли. В первой преобладают чувства и вещественные образы; во второй царствует душа, побеждают мысли, Первая — лобное место, где рок — палач, человек — жертва; вторая — поле битвы, на коем сражаются страсти с волею, над коим порой мелькает тень руки провидения» («О романе Н. Полевого «Клятва при гробе Господием»). Мы подойдем к этим категориям со стороны поэтики конфликта, сообщающей им более подвижный, диалектический смысл, чем это иногда кажется. Вот повесть Бестужева-Марлинского «Фрегат «Надежда»» (1833). Перед нами типичная история романтической любви, заканчивающаяся гибелью главных персонажей — капитана Правина и Веры. «Трагическая судьба, постигшая двух благородных и честных людей, виновных лишь в том, что они пренебрегли светским кодексом во имя подлинной человеческой любви, — основная идея повести», — подытоживает исследователь Бестужева-Марлинского 1 . Персонажи повести «виноваты», однако не только в нарушении светского кодекса. Князь Петр, муж Веры, застигнув любовников врасплох, говорит Правину: «Вы, которого я примял к себе в дом как друга, которому доверился как брату, и вы обольстили мою жену... запятнали доброе имя, пустили позор на два семейства,...

    © 2000- NIV