• Приглашаем посетить наш сайт
    Гнедич (gnedich.lit-info.ru)
  • Cлово "ПЕРСОНАЖ"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Варианты слова: ПЕРСОНАЖА, ПЕРСОНАЖЕЙ, ПЕРСОНАЖУ, ПЕРСОНАЖЕМ

    1. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 3. Модель романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.
    Входимость: 97.
    2. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 5. Поэмы Баратынского.
    Входимость: 50.
    3. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 13 Романтическая поэтика в свете иронии
    Входимость: 45.
    4. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 4. Романтическая поэма как жанр.
    Входимость: 41.
    5. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. «Братья разбойники» и «Бахчисарайский фонтан»
    Входимость: 38.
    6. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. "Кавказский пленник"
    Входимость: 37.
    7. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 10. О романтической двуплановости
    Входимость: 33.
    8. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 8. Трансформация романтической коллизии
    Входимость: 29.
    9. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. «Цыганы»
    Входимость: 27.
    10. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 6. Романтические поэмы Лермонтова
    Входимость: 27.
    11. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 12. Романтическая коллизия на исторической и народной почве
    Входимость: 24.
    12. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 7. Ранняя проза Бестужева-Марлинского
    Входимость: 22.
    13. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 9. На пути к диалогическому конфликту
    Входимость: 21.
    14. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 11. О драме Лермонтова «Маскарад»
    Входимость: 14.
    15. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Заключение
    Входимость: 14.
    16. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Введение
    Входимость: 6.
    17. Хитрова Д. Литературная позиция Баратынского и эстетические споры конца 1820-х гг.
    Входимость: 4.
    18. Козубовская Г. П. Поэзия Е. А. Баратынского : "несостоявшийся диалог"
    Входимость: 3.
    19. Пильщиков И. О "Французской шалости" Баратынского
    Входимость: 2.
    20. Юхнова И. С. Поэма Е. А. Боратынского "Цыганка" и процесс разрушения жанра романтического поэмы.
    Входимость: 2.
    21. Панова Е. П. Осмысление Е. А. Боратынским и А. С. Пушкиным мотива "свадьбы-самокрутки" всвете мифпоэтических традиций.
    Входимость: 2.
    22. Хитрова Д. Ода как мадригал:к описанию одного стихотворения Баратынского
    Входимость: 2.
    23. Бочаров С. Г. «Обречен борьбе верховной.» (Лирический мир Баратынского). Часть 6
    Входимость: 2.
    24. Медведева И. Ранний Баратынский. ПЕТЕРБУРГ 1820-Х ГОДОВ
    Входимость: 1.
    25. Семенко И. М.: Баратынский. Поэты пушкинской поры. Страница 3
    Входимость: 1.
    26. Голубков Д. Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского. Параграфы I-V
    Входимость: 1.
    27. Медведева И. Ранний Баратынский. В ПЕТЕРБУРГЕ (1818 — 1820)
    Входимость: 1.
    28. Бочаров С. Г. «Обречен борьбе верховной.» (Лирический мир Баратынского). Часть 4
    Входимость: 1.
    29. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. Вводная статья Прокурина О. А.
    Входимость: 1.
    30. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. Часть 2. Комментарии.
    Входимость: 1.
    31. Андреевская Л. Поэмы Баратынского
    Входимость: 1.
    32. Голубков Д. Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского. Параграфы XVI- XX.
    Входимость: 1.
    33. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 1. Рoмантические оппозиции в лирике.
    Входимость: 1.
    34. Семенко И. М.: Баратынский. Поэты пушкинской поры.
    Входимость: 1.
    35. Гинзбург. О лирике
    Входимость: 1.
    36. Ромащенко С. А. К вопросу о жанровой идентификации и горизонте читательского ожидания (Е. А. Баратынский «Осень»)
    Входимость: 1.
    37. Песков A.M.: Боратынский. Истинная повесть. 1825
    Входимость: 1.
    38. Голубков Д. Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского. Параграфы XXXVI- XL.
    Входимость: 1.
    39. Дюрдеева Л. Ю. "Бал" Е. А. Баратынского и драма М. Ю. Лермонтова "Маскарад".
    Входимость: 1.

    Примерный текст на первых найденных страницах

    1. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 3. Модель романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.
    Входимость: 97. Размер: 94кб.
    Часть текста: романтического конфликта: Рылеев, Козлов, Вельтман и др.) Те «успехи посреди пас поэзии романтической», о которых говорил Вяземский в знакомой нам уже рецензии на «Кавказского пленника» и перевод байроновского «Шильонского узника», стали еще более очевидными при распространении романтического движения вширь и особенно при появлении большого количества поэм. Во второй половине 20-х — в начале 30-х годов усилиями писателей, выступивших за Пушкиным, русская поэма выработала главные моменты романтического конфликта. Конфликт был заострен и в какой-то мере упрощен — обычная участь художественных решений при переходе от великих первооткрывателей в массовую литературу. Но это — в сравнении с Пушкиным. Вообще же романтическая поэма в таких образцах, как «Войнаровский» Рылеева или «Чернец» Козлова, не так проста. Ее особая сложность еще не распознана; между тем она ведет к важным моментам поэтики романтизма, и общность последних тем важнее, что она глубинно связывает друг с другом произведения, которые по тематическим и иным моментам принято главным образом противопоставлять (так противопоставляются упомянутые поэмы Рылеева и Козлова) 1 . Постараемся же подробно описать моменты конфликта, детализируя тот схематический набросок, который был нами дан в самом начале главы о Пушкине. Поскольку романтическая поэма ярко проявила национальную специфику построения конфликта, постараемся держать в поле зрения (там, где это возможно) фон восточных поэм Байрона — тех поэм, которые оказали сильное воздействие на европейскую литературу, на...
    2. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 5. Поэмы Баратынского.
    Входимость: 50. Размер: 70кб.
    Часть текста: уже вышли «Кавказский пленник» и «Бахчисарайский фонтан», Рылеев закончил «Войнаровского», Козлов — «Чернеца». Друзья ждали от Баратынского «романтической поэмы», но автор «Эды» этих ожиданий не оправдал, хотя, впрочем, он и не остался верным «правилам французской школы». «Мне не хотелось идти избитой дорогой, я не хотел подражать ни Байрону, ни Пушкину» 2 ,— писал Баратынский 7 января 1825года И. И. Козлову. И год спустя в предисловии к «Эде» Баратынский говорил о себе: «Следовать за Пушкиным ему показалось труднее и отважнее, нежели идти новою собственною дорогою». Это почти буквально совпадает с пушкинской оценкой поэта, высказанной несколько позже в статье «Баратынский»: он «не тащился по пятам увлекающего свой век гения, подбирая им оброненные колосья; он шел своею дорогой один и независим». Обычно «новую дорогу» Баратынского видят в том, на что указывал сам поэт: в «разных прозаических подробностях» (упомянутое письмо к Козлову), в отказе от «лирического тона»...
    3. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 13 Романтическая поэтика в свете иронии
    Входимость: 45. Размер: 64кб.
    Часть текста: Начальные стадии русского романтизма, как мы уже отмечали (см. главу 4), характеризуются довольно выдержанным в своей основе, «серьезным» тоном. Романтическое произведение знает и иронические намеки, и сатирические пассажи, и инвективы, однако все это определенно и четко направлено: против фона, окружения центрального персонажа, против ограниченной и низкой толпы. Так развивалась романтическая поэма пушкинского типа, поэма Рылеева, Козлова, Баратынского и других, а затем — рядом с ними — драматургические и прозаические жанры русского романтизма. Диалогический конфликт в произведениях типа «Дмитрия Калинина» расширил сферу комического: его лучи задели фигуру центрального персонажа, но очень осторожно, щадяще, оттенив главным образом его житейскую практическую уязвимость и недостаточность. И такое ироническое ретуширование равносильно было возвышению — эстетическому и философскому. Иными словами, под сомнение не ставилось субстанционально- значительное в самом романтическом конфликте; последний не превращался в объект иронии или пародирования. Постепенно, однако, нити иронии проникают в саму...
    4. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. Глава 4. Романтическая поэма как жанр.
    Входимость: 41. Размер: 85кб.
    Часть текста: как жанр. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ «Могучий освободительный шаг вперед» (Романтическая поэма как жанр) Баллада, элегия, дружеское послание, идиллия. Каждый из этих жанров соотносим с романтической поэмой, но по-своему, по-разному. Более очевидна связь романтической поэмы с балладой; на это обратил внимание еще В. М Жирмунский, говоря о поэмах Вальтера Скотта, который «сохраняет традиционные особенности балладного жанра: его отрывочность, недосказанность, вершинность, смешение драматических сцен и диалога с лирическим рассказом, лирическую манеру повествования» 1 . Добавим к этому, что для романтической поэмы оказалось весьма важным и заостренное балладным жанром — вспомним «Людмилу»( 1808) или «Эолову арфу» (1815) Жуковского — противостояние героя установившимся моральным нормам, традициям, нарушение им этических и религиозных запретов и т. д. Обо всем этом уже много писалось 2 . Не менее важна связь романтической поэмы с элегией и дружеским посланием, о чем мы поговорим специально. Но прежде всего подчеркнем: это проблема не только происхождения интересующего нас одного жанра, но и предромантических основ романтической поэмы, а вместе с нею и всего романтического направления. Другими словами, мы вновь (как и в главе 1)должны обратиться к некоторым предпосылкам и истокам романтической поэтики в русской литературе. Собственно, связь романтической поэмы с сентиментальной и меланхолической элегией была замечена с первых шагов нового направления, Пушкин упоминал об «элегических стихах» в «Кавказском пленнике» и фактом отдельного опубликования (1823) отрывка «Я пережил спои желанья», первоначально предназначавшегося для поэмы,...
    5. Манн Ю. В. Динамика русского романтизма. «Братья разбойники» и «Бахчисарайский фонтан»
    Входимость: 38. Размер: 44кб.
    Часть текста: фонтан» Общее у этих произведений — стремление найти нового героя романтической поэмы, героя не Я («Я не гожусь в герои романтического стихотворения»). Всякий намек на сходство центрального персонажа и «Я» (и авторское и конкретно-биографическое) заведомо устранялся полной инородностью среды, к которой принадлежит персонаж: культурной среды, социальной, этнографической, а в «Бахчисарайском фонтане» еще и национально-исторической. При всей романтической условности соответствующего колорита сама установка на экзотику — этнографическую или историческую, — конечно, хорошо ощущалась и составляла значимый художественный фактор. Одновременно, как отмечено выше, шла перестройка всего конфликта. В «Братьях разбойниках» (1821—1822) в начальной строфе монолога героя дана обязательная для романтического произведения мотивировка отчуждения и бегства, но заведомо опрощенная, сниженная: ... нашу младость Вскормила чуждая семья: Нам, детям, жизнь была не и радость; Уже мы знали нужды глас, Сносили горькое презренье, И рано волновало нас Жестокой зависти мученье. Не оставалось у сирот Ни бедной хижинки, ни поля; Мы жили в горе, средь забот, Наскучила нам эта доля... Вместо «измены» друзей, «простодушной клеветы», «безумного сна» любви и т. д., побудивших пленника к уходу, к бегству, здесь действовали иные причины: нужда и презрение. «Голос нужды» понимается в самом прямом, материальном смысле. Презрение тоже означает презрение к неимущему. «Не оставалось... ни бедной хижинки, ни поля» — видимо, на основании этой фразы Белинский сделал вывод, что герои поэмы «мужики» (7. 384), и можно...

    © 2000- NIV