• Приглашаем посетить наш сайт
    Сологуб (sologub.lit-info.ru)
  • Cлова на букву "M"


    А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
    0-9 A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
    Поиск  

    Список лучших слов

     Кол-во Слово
    3MACHINA
    1MADAME
    2MADELEINE
    2MADEMOISELLE
    1MADISON
    2MAESTRO
    2MAGI
    62MAI
    7MAIN
    3MAINS
    2MAISON
    1MAJESTE
    9MAL
    1MALI
    19MAMAN
    1MAN
    1MAR
    3MARE
    1MARGARETE
    1MARGINALIA
    3MARI
    1MARIA
    1MARIN
    1MARINE
    1MARTIN
    1MATER
    1MATTHEW
    3MAURE
    2MAY
    1MEDITATION
    1MENS
    3MENSCHEN
    5MER
    8MERCI
    1MERIMEE
    22MES
    1MESDAMES
    3MET
    2METAPHYSICAL
    1MIA
    1MICH
    1MICHIGAN
    1MIDDEST
    1MIDI
    6MIEUX
    1MILIEU
    1MINE
    1MINNE
    2MIRA
    2MIT
    1MME
    1MOD
    1MODE
    1MODEL
    4MODULE
    1MODUS
    16MOI
    1MOMENT
    52MON
    14MONDE
    23MONSIEUR
    1MONTE
    2MORAL
    1MORALE
    13MORT
    3MOSCOU
    3MOT
    2MOVEMENT
    1MOYEN
    1MULTITUDE
    15MUNCHEN
    1MUS
    3MUSE
    1MYST

    Несколько случайно найденных страниц

    по слову MAI

    1. Голубков Д. Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского. Параграфы VI-X
    Входимость: 2. Размер: 48кб.
    Часть текста: Его прозвали французом. Он помнил слова матери о том, что все дворяне суть члены одного великого семейства, и еще издали, заочно питал к будущим своим пансионским товарищам чувство братской любви. С веселой открытостью спешил он сблизиться с ними. В первый же вечер он рассказал о Маре, о своей закадычной дружбе с чудаковатым Боргезе, о фантастических уроках отца Василия. Однокашники дружно сочли его недорослем и провинциалом. Его доверчивость и щедрость были истолкованы как глупость, а боязнь холода и пристрастие к лежанью в постели послужили поводом для самых обидных предположений. Он не умел справляться с множеством пуговиц, крючков и пряжек нового платья и по рассеянности насажал на камзол чернильных пятен -- его задразнили неряхой. Многолюдье и шум, сначала так радостно возбуждавшие его, теперь раздражали. Ровесники, в каждом из которых он желал видеть верного друга, оказались насмешниками и драчунами. Он постепенно замыкался в себе, стал задумчив и молчалив, и Соймонов, жеманный и задиристый отрок, окрестил его маркизом. Педагоги, в которых он мечтал найти чуть ли не мудрецов Платоновой академии, были зауряд-педантами. Хорошие баллы ставились воспитанникам, назубок затвердившим заданные страницы и параграфы. Но зубрежка внушала ему отвращенье, он привык изъясняться своими словами; Боргезе приучил его дорожить собственными мыслями. Это сердило здешних наставников. Охота к чтенью, превратившаяся в неодолимую страсть, совершенно вытеснила рвение к наукам. В классах, вместо того чтобы писать в тетради по диктовке учителей, он втихомолку глотал книги, вовсе не относящиеся к делу. Лишь уроки истории высокомерного карлы Гавриила Васильича Геракова были ему по сердцу. Маленький чудак, кичащийся тем, что в жилах его...
    2. Голубков Д. Недуг бытия. Хроника дней Евгения Баратынского. Параграфы XLI - XLV.
    Входимость: 2. Размер: 44кб.
    Часть текста: Ступая по самому краешку бездны искательства, он сохранил осанку благородства, не допускающую ни малейшего подозрения в подлости. В Финляндии Арсений Андреич служил в дивизии пылкого генерала Каменского. Опасности странной кампаньи и угрюмость северной природы поначалу весьма угнетали Закревского. По счастью, именно здесь полным цветом раскрылся его талант хладнокровного банкомета. Карточные победы безродного капитана привлекли внимание генерала. Блистательный, но азартный игрок приблизил к себе осмотрительного офицера, взял его в адъютанты и заставил вместо себя метать банк. Безвестный дворянин, непрестанно унижаемый судьбою, испытывал неодолимое влеченье к натурам широким и независимым. В дальнем уголку его души таилась вера в возвышение. Закревский зорко наблюдал повадки вельможного барства, он впрок усваивал приемы вольной горделивости, ловя фрондерские бонмо и запоминая смелые эпиграммы. Фортуна свела его со знаменитым, хоть и небезгрешным игроком Федором Толстым. Закревский в совершенстве знал квинтич, гвальбе-цвельбе и русскую горку, обожаемые Американцем. Напав на свежего партнера, Толстой засел с ним за партию гвальбе-цвельбе. В избе было жарко. Обильно потеющий Федор Иваныч снял мундир и оседлал, как коня, колченогий табурет. Все последовали его примеру и остались в рубахах -- лишь старательный прапорщик, бывший на отличном счету у начальства, да Закревский, на которого ни стужа, ни жара не оказывали видимого воздействия, не расстались с мундирами. Закревский играл внимательно: Толстой внушал ему уваженье аристократической повадкой и дружеством с ярчайшими столичными звездами; чистюля прапорщик, слывший шпионом Аракчеева, был опасен и неприятен. Толстой, теснимый опытным противником, тихо свирепел. Ероша толстые, как у негра, волосы, он мурлыкал что-то нежное; налитые кровью глаза смотрели меланхолично. Офицеры, знающие его, начали под разными...
    3. Стихи, переведённые им на французский язык. Pas d'Oubli
    Входимость: 1. Размер: 1кб.
    Часть текста: Стихи, переведённые им на французский язык Pas d'Oubli Raison Souveraine! toi que prend pour guide l'artiste de la parole, que lui veux-tu? Pas d'oubli — c'est l'homme, c'est le monde, c'est la vie, c'est la mort, et toujours la vérité sans voile! Orgue, palette, ciseau! Heureux celui qu'entraîne votre inspiration sensuelle sans le porter au delà. Il y a place pour lui au festin de la terre, il y a des coupes pour l'enivrer; mais devant toi, raison inéxorable, aigu rayon, ainsi que devant le glaive nu, pâlit toute humaine allégresse. Примечания Издается по автографу, хранящемуся в бумагах И. ф. Тютчева. См. стихотворение 1840 года „Все мысль да мысль“
    4. Пильщиков И. О "Французской шалости" Баратынского
    Входимость: 2. Размер: 66кб.
    Часть текста: русской и славянской филологии. Литературоведение, I. (Новая серия) / Ред. П. Рейфман. Тарту, 1994. С. 85-111. О "ФРАНЦУЗСКОЙ ШАЛОСТИ" БАРАТЫНСКОГО 1 Стихотворение Е. А. Баратынского "Елисейские поля" было опубликовано в "Полярной звезде на 1825 год"; под заглавием "Элизийские поля" оно вошло в третью книгу элегий сборника 1827 г. и в первый раздел сборника 1835 г. Датировка "1821?", которую мы встречаем в современных изданиях, восходит к довольно неопределенному указанию самого Баратынского (письмо к И. И. Козлову, апрель 1825): ""Элисейские поля" писаны назад тому года четыре: это французская шалость, годная только для альманаха" 2 . Выдержкой из этого письма обычно ограничивается и комментарий к стихотворению; представляется, однако, что высказывание поэта само нуждается в комментарии. В послании "Гнедичу, который советовал сочинителю писать сатиры" Баратынский поясняет, что "блестящие шалости" - это "безделки стихотворные", не имеющие "возвышенной цели" 3 . Упоминание...
    5. Стихи, переведённые им на французский язык. *** ("Nom de fantaisie... " )
    Входимость: 3. Размер: 2кб.
    Часть текста: Стихи, переведённые им на французский язык *** ("Nom de fantaisie... " ) Nom de fantaisie, nom carressant, donné à ma chérie, création de ma tendresse enfantiné, tu n'as pas de sens palpable pour les autres, mais n'es-tu pas pour moi le symbole des sentiments que le langage humain ne saurait exprimer? — Toi, qui as dû ta naissance à l'amour, sois voué à l'amour, demeure inconnu au monde indifférent. Que ferait-il de tes sons? Mais si jamais le doute approchait de son coeur, oh, tu le vaincrais aussitôt! Mais dans cet autre monde où les formes des sens nous manqueront pour nous reconnaître, c'est de ce nom, oh ma bien aimée, que je saluerai l'immortalité, c'est de ce nom que je t'appelerai à moi et ton âme s'élancera au devant de la mienne. Примечания Издается (впервые) по копии Н. Л. Боратынской, хранящейся в Казанском архиве. См. стихотворение 1833—1834 гг. „Своенравное прозванье“

    © 2000- NIV